Зачем Турция вводит дополнительные силы в Сирию

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что войска республики войдут в зону деэскалации в сирийском Идлибе. По заверениям турецкой стороны, этот шаг был согласован с Россией. Одновременно турецкая армия сосредотачивается на границе с Иракским Курдистаном, которому Анкара пригрозила жёсткими действиями в случае проведения референдума о независимости. RT выяснял, что стоит за активизацией действий Турции.
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что ввод турецких войск на территорию Сирии уже согласован с Россией. Речь идёт о зоне деэскалации в провинции Идлиб. 16 сентября состоялись очередные переговоры в Астане, на которых Россия, Турция и Иран договорились о границах четырёх зон деэскалации в арабской республике. Среди принятых решений — создание сил контроля деэскалации, которые разместятся в этих четырёх зонах.

«По этому соглашению русские обеспечивают безопасность вне Идлиба, а Турция будет обеспечивать безопасность внутри Идлиба», — заявил Эрдоган в интервью агентству Reuters.

По информации турецкого издания Daily Sabah, вопрос о размещении турецких войск в Идлибе согласовывался во время визита в Турцию в августе 2017 года главы иранского Генштаба Мохаммада Хосейна Багери. СМИ ссылается на турецкого дипломата, который утверждал, что главы генеральных штабов Турции и Ирана «договорились о механизме деэскалации в Идлибе, который также будет включать российских военных».
По сообщениям турецких СМИ, на этой неделе в приграничную с Сирией турецкую провинцию Хатай было переброшено 80 единиц бронетехники. Проправительственная газета Yeni Safak утверждает, что для осуществления военной операции в Сирии мобилизованы 25 тыс. турецких военнослужащих. Информация о подготовке новой турецкой военной операции в Сирии стала появляться в СМИ сразу после завершения в марте 2017 года предыдущей турецкой военной кампании в САР — «Щит Евфрата». Операция проходила с конца августа 2016 года. Формально целью вторжения Турции на территорию Сирии было уничтожение боевиков ИГ*. Однако эксперты полагали, что турки преследовали и другую задачу — не дать объединиться двум контролируемым сирийскими курдами районам на севере САР.

Тогда действия Турции были осуждены официальным Дамаском, а Москва выразила озабоченность происходящим в районе сирийско-турецкой границы. В результате продолжавшихся несколько месяцев боёв под контроль Турции перешла скромная полоса вдоль турецко-сирийской границы между городами Джераблус и Аазаз шириной от 10 до 40 км. Необходимость военной операции в Идлибе объясняют тем, что эта провинция практически превратилась в гнездо террористов. Коалиция «Хайят Тахрир аль-Шам», в которой доминирующую роль играет организация «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра»)*, в течение лета 2017 года захватила большую часть региона. Террористические формирования вытеснили группировки протурецких оппозиционеров.
Ранее боевики коалиции «Хайят Тахрир аль-Шам» начали наступление на позиции правительственных войск в районе зоны деэскалации в северной части провинции Хама, неподалёку от границы с провинцией Идлиб. Под удар попала находившаяся там российская военная полиция. 20 сентября начальник главного оперативного управления Генштаба ВС РФ Сергей Рудской сообщил, что взвод российских военных полицейских в количестве 29 человек попал в окружение превосходящих сил террористов.

Сформированная российским военным командованием группа деблокирования смогла вывести полицейский взвод из окружения, трое военных получили ранения. Чтобы остановить продвижение террористов, российские ВКС наносят массированные авиаудары по их позициям, оказывая поддержку сирийским военным. Рудской обвинил спецслужбы США в пособничестве боевикам.

«По имеющимся данным, данное наступление инициировано американскими спецслужбами, чтобы остановить успешно развивающееся продвижение правительственных войск к востоку от Дейр эз-Зора», — подчеркнул он.
В этой ситуации, как считает Лукьянов, ввод турецких войск может сыграть положительную роль.

«Турецкие войска, если они будут реально введены в Идлиб, — более чем к месту», — утверждает эсперт.

По его словам, с турками готова взаимодействовать значительная часть мелких групп оппозиции, недовольных господством «Хайят Тахрир аль-Шам». При этом привлечение турецких войск к борьбе с террористами позволит сирийцам продолжить активные действия в районе Дейр-эз-Зора.
«Участие Турции в создании четвёртой зоны деэскалации поможет ей интегрироваться в эту территорию и создать механизмы для решения конфликтного вопроса, связанного с курдами», — заявил Кошкин.
Yeni Safak отмечает, что турки на севере Сирии готовят не только операцию против террористов. 11 сентября 2017 года в газете был опубликован материал о готовящейся военной кампании против сирийских курдов в районе города Африн, где аффилированные с Рабочей партией Курдистана вооружённые группировки контролируют обширную территорию.

По словам издания, если турки поставят под свой контроль север провинции Идлиб, то Африн окажется блокированным с севера и запада (где находится граница с Турцией), востока (где расположены войска «Щита Евфрата») и юга (где дислоцируется контингент турок в Идлибе), и курды смогут осуществлять связь с внешним миром лишь через линию соприкосновения с сирийскими правительственными войсками возле Алеппо.

Сценарий окружения подтверждают и сделанные 21 сентября 2017 года протурецкими боевиками в составе сил «Щита Евфрата» заявления о походе на Идлиб. Выйти в эту провинцию они смогут только через зону, контролируемую курдами.
В то же время он полагает, что пока есть возможность предотвратить подобный сценарий.

«Я думаю, что есть условия для того, чтобы не допустить этого кровопролития. Есть необходимость вести работу на политическом и дипломатическом уровне с целью найти точки соприкосновения», — считает эксперт.

Иракский Курдистан

Одновременно с сосредоточением войск на сирийской границе Турция демонстрирует военную силу на границе с Иракским Курдистаном. В этом регионе 25 сентября 2017 года состоится референдум о независимости, против проведения которого резко выступают региональные державы — Ирак, Иран и Турция.
18 сентября 2017 года турецкие вооружённые силы начали учения неподалёку от перехода Хабур на границе с Иракским Курдистаном, которые должны продлиться до 26 сентября. Около ста танков и другой бронетехники с орудиями, направленными в сторону Иракского Курдистана, а также несколько ракетных установок размещены на иракской границе. Сейчас в самом Иракском Курдистане, как сообщает Kurdistan 24, находятся две тысячи турецких военных.

Вопрос о референдуме в Иракском Курдистане обсуждался на состоявшейся накануне встрече президентов США и Турции.

«Лидеры подчеркнули своё неприятие запланированного на 25 сентября референдума в Иракском Курдистане и заявили о последствиях, которые ждут (курдские власти. — RT), если он состоится», — говорится в опубликованном по этому случаю заявлении Белого дома.

Ранее в интервью Reuters Эрдоган заявил о возможности введения санкций против Иракского Курдистана.

22 сентября, сразу же после возвращения из США, турецкий президент созвал Совет национальной безопасности. 23 сентября 2017 года, как заявил Эрдоган Reuters, парламент страны на чрезвычайной сессии должен одобрить размещение войск за рубежом.

По мнению экспертов, в случае с Иракским Курдистаном речь идёт в первую очередь о демонстрации силы со стороны Турции.

«Я думаю, что это, скорее всего, некое предупреждение, чтобы вернуть руководство Иракского Курдистана к здравой точке зрения», — резюмировал Кошкин.

* «Исламское государство» (ИГ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (ранее — «Джабхат ан-Нусра») — террористические группировки, запрещённые на территории России. https://russian.rt.com/world/article/432890-turciya-voiska-siriya-idlib

высказаться

Please enter your comment!
Please enter your name here

десять − 5 =