Халид ибн Валид — разящий Меч Аллаха

Халид ибн Валид

Великие Арабские завоевания навсегда изменили облик Ближнего Востока и Евразии, повлияв на историю десятков народов и государств. И если с идейным вдохновителем Исламского Халифата все понятно — едва ли кто-то не слышал о пророке Мухаммеде и его миссии, то о тех, кто железом и кровью ковал новое государство, знают далеко не все. Одной из таких личностей был Халид ибн аль-Валид — величайший полководец своего времени, еще при жизни прозванный Сайфуллахом — мечом Аллаха. О грозе персов и римлян, одно имя которого наводило ужас на врагов мусульман, — в нашем новом материале.

Из рода махзум

Точная дата рождения сына аль-Валида из рода бану махзум неизвестна. Вызывает вопросы даже год: некоторые историки указывают 585, другие же настаивают на 592. Так или иначе, в конце 580-х в семье главы одного из кланов курайшитов родился мальчик, которому было предстояло стать живым воплощением той мощи, что таила в себе новая вера. Халид ибн аль-Валид ибн аль-Мугир ибн аль-Махзуми происходил из славного и древнего курайшитского клана бану махзум — самого воинственного из трех главных родов Мекки. Курайшиты были одним из бесчисленных арабских племен Хиджаза (Аравии), выделяясь среди сородичей, многочисленностью, торговой хваткой и религиозным пылом.

карта
Аравийский полуостров перед появлением ислама

Город курайшитов Мекка был не только центром торговли (караваны шли на юг в Йемен и на север в Сирию и Ирак), но и местом паломничества — Кааба, по преданию возведенная Авраамом, величественно возвышалась посреди города, привлекая многочисленных почитателей. Курайшиты поклонялись многочисленным богам и духам и были язычниками, сохраняя в своем обиходе культ единого бога Аллаха. Однако в начале VII века все изменилось. Откровение и последовавшая за тем проповедь Пророка привели в движение всю Аравию. Но обо всем по порядку.

арабы
Арабы пересекающие пустыню

Бану махзум вели свое происхождение ни много ни мало от самого Адама — Отца человечества. Отец Халида — аль-Валид был уважаемым и авторитетным в Мекке человеком. Его род традиционно отвечал за подготовку курайшитов к войне: объездку лошадей, снаряжение и обучение воинов, снабжение войска в походе. Из бану махзум выдвигались военачальники и командиры ведь никто так не управлялся с оружием и конем как родственники и предки Халида.

С детства мальчика обучали военному делу каким оно в те времена было принято у арабов: владению мечом, копьем и луком, верховой езде на лошади и верблюде, рукопашному бою. Халид был способным учеником и очень скоро начал выделяться среди сверстников своей отвагой и физической силой. Однако долгое время у Халида не было шанса продемонстрировать свои таланты на поле боя, пока не настала пора воевать с Мединой — другим крупным поселением к северу от Мекки.

Новая вера

Кроме бану махзум в Мекке был и другой влиятельный и прославленный род — бану хашим. Его лидером был Абу Талиб, у которого был племянник Мухаммад ибн-Абдуллах. Ему-то и суждено было изменить историю не только Аравийского полуострова, но и всего мира. По преданию, в 610 году Мухаммаду было даровано Откровение и он стал Пророком новой веры — ислама. Проповедь Мухаммада, встреченная по-началу спокойно, вскоре стала восприниматься лидерами курайшитов как прямая угроза их положению. Дошло до того, что мекканская верхушка задумала убить Пророка, однако, тот успел бежать в Медину (сентябрь 622), которая стала оплотом приверженцев новой веры.

Соперничество Мекки с северным соседом быстро переросло в вооруженное противостояние: мединцы угрожали торговле Мекки с богатой Сирией, нападая на курайшитские караваны. Первое столкновение с мусульманами обернулось разгромом для мекканцев — они были разбиты Бадре. По преданию втрое слабейший отряд Пророка обратил в бегство тысячу курайшитов, отправившихся на войну с Мединой.

Причем же здесь уже немолодой Халид аль-Валид, которому на момент изгнания Пророка из Мекки было уже 37 лет, но он так и не сумел проявить себя на поле брани? Дело в том, что курайшиты, разгневанные поражением при Бадре (первая битва мусульман с «неверными»), были полны решимости отомстить Мухаммаду и его последователям. На этот раз мекканцы подготовились как следует и, собрав все возможные силы, выступили на Медину. Халиду было поручено командовать одним из конных отрядов курайшитов — основной силой арабов в то время была пехота, тогда как конница, которой все время не хватало, играла вспомогательную роль, задачей которой было фланкировать неприятеля.

Дело при Ухуде

Два войска встретились у местечка Ухуд — примерно в 6 км к северу от Медины. Произошло это весной 625 года. Мусульмане заняли выгодную позицию, укрепившись у подножия холмов. Курайшиты, вероятно, имели численное преимущество, но мусульмане были лучше организованы, их боевой дух был на высоте. Курайшиты атаковали энергично, однако, их конница не могла обойти позиции мусульман, а на небольшом фронте численное превосходство мекканцев не играло такой роли. Постепенно порыв атакующих иссяк и мединцы, сохранившие порядок, сумели их потеснить, а после и опрокинуть курайшитское войско. Казалось, что для «неверных» все кончено и бой обернется резней.

Схема битвы при Ухуде
Схема битвы при Ухуде

Здесь Халид и проявил впервые свой полководческий талант: со своими всадниками он атаковал мусульман, увлекшихся погоней за курайшитами, ударил им во фланг и тыл и сумел рассеять. Войско Пророка потерпело поражение и все благодаря смелым и продуманным действиям Халида. Мекканцы, впрочем, не стали развивать свой успех, а битва при Ухуде так и осталось единственным крупным поражением Пророка. Мухаммад, якобы, сам обратил внимание на талантливого командира, сказав: «Такой человек как Халид не может долго оставаться вне ислама».

Обращение

После Ухума мусульмане постоянно одерживали верх, раз за разом выходя победителями из самых непростых ситуаций. Это все больше укрепляло положение Медины, привлекая под знамена Пророка все новых людей. Не стал исключением и Халид — вполне возможно, у него как у воина не могли не вызывать уважения та стойкость и мастерство, с которыми сражались мусульмане. После паломничества Пророка в Мекку в 629 году, Халид сам явился в стан мусульман, где был принят с распростертыми объятиями и перешел в ислам.

И хотя полководец был уже немолод (если брать за точку отсчета 585 год, то Халиду на момент обращения было уже 43 года), его свершения на военном поприще только начинались. Первоначально, Халид был лишь одним из множества командиров среднего звена, но еще при жизни Пророка он сумел стяжать славу, сражаясь во имя Аллаха. Так во время битвы с гассанидами-христианами при Муте лидеры мусульман были убиты и воины заколебались. Тогда Халид взял командование на себя, привел силы в порядок и контратакой принудил неприятеля отступить, чем спас войско от полного разгрома и истребления.

К моменту смерти Пророка в 632 году, большая часть Аравийского полуострова была покорена мусульманами: в начале 630 года Пророк с войском вошел в Мекку, затем были покорены южные земли Йемена, племена центральной и северной Аравии. Большая заслуга в утверждении власти Мухаммада в этих землях принадлежала бесстрашному Халиду. Новое государство, однако, держалось исключительно на авторитете Пророка. Смерть Мухаммада стала проверкой на прочность как для государства мусульман, так и для их религии.

Халиф и его меч

Власть в мусульманском государстве наследовал Абу Бакр — один из ближайших сподвижников Пророка, который входил в первую десятку принявших ислам. Абу Бакр стал халифом — заместителем, наместником Мухаммада. Началась эпоха, так называемых, «праведных халифов».

карта халифата
Карта Халифата. Желтым — сразу после смерти Мухаммеда, зеленый — после походов Халида

Абу Бакр сразу же столкнулся с тяжелейшими препятствиями на своем пути: очень скоро от Медины и Мекки отпали почти все племена Аравии, так что само существование новой веры стало под вопросом. Однако у халифа был Халид ибн аль-Валид настоящий «меч Аллаха» (как его уже прозвали к этому моменту), разящий неверных.

С началом правления Абу Бакра связаны первые попытки придать мусульманскому войску большую организованность. Так, по его приказу, все наличные силы были поделены на 11 корпусов, каждому из которых был придан кто-то из прославленных лидеров правоверных. Командиры обладали большой самостоятельностью в выполнении поставленных целей и подчинялись лично халифу. Стоит ли говорить, что наиболее крупный и боеспособный отряд достался Халиду? И не зря.

Всего за год полководцу удалось подавить мятежи и расправиться с отступниками. Никто не знал равных ему в скорости маршей и решимости сражаться до конца. Пока другие сомневались, Халид наступал. Лидеры восставших были схвачены и приведены к покорности или казнены, а на Аравийском полуострове окончательно утвердился ислам. Тут еще не раз будут происходить гражданские войны и вспыхивать восстания, но никогда больше не пошатнутся позиции ислама как главной религии.

Новые горизонты

Битвой при Ямаме и взятием Нуджайра в 633 году завершилось покорение Аравии мусульманами. Но арабские завоевания только начинались. Абу Бакр, видя как Халид разит неверных и отступников, приказал ему вторгнуться в Южный Ирак, где проживали арабы-лахмиды, исповедовавшие Христианство (а также Зороастризм). Дело осложнялось тем, что эти территории входили в состав могущественной Сасанидской державы (область Нижний Ефрат), чье могущество было не понаслышке известно арабам — влияние персов традиционно распространялось не только на Иран и Междуречье, но и на Аравию, особенно на Йемен и приграничные с Ираком области.

Сасаниды — наследники могущества державы Ахеменидов, установили свою власть над Персией в начале III века н. э., свергнув парфянскую династию Аршакидов. Иранские шахиншахи долгое время были могущественными правителями, веками успешно противостоя византийской экспансии на западе. Но последний всплеск могущества Сасанидов пришлось на правление Хосрова II Парвиза (590−628).

Наследники шахиншаха, сменявшие друг друга, не сумели решить накопившиеся проблемы и укрепить вертикаль власти, державшуюся на авторитете правителя. Тем не менее, говорить о падении военного могущества Сасанидов было еще рано: даже правители областей могли выставить солидное войско, а военные традиции персов насчитывали не одно столетие.

Военное дело арабов

На что же опирался Халид ибн аль-Валид, вторгаясь в Ирак? В чем был секрет побед Сайфуллаха?

Прежде всего, стоит подчеркнуть, что кланово-племенная структура арабского общества подразумевала, что каждый взрослый мужчина был не только земледельцем, торговцем или кузнецом, но еще и воином. Такая поголовная обязанность все равно не могла компенсировать малочисленность арабов, но она придавала войскам спайку и устойчивость.

арабские воны
арабы

Основой мусульманского войска в это время была, как ни странно, пехота, которая строилась плотными шеренгами, прикрытых с флангов конницей. Всадников у арабов тогда было еще сравнительно мало — сказывалась бедность Аравийского полуострова и сложность содержания лошадей в условиях пустыни. Верблюды использовались как средство передвижения на марше, но не в сражении. Примечательно, что кавалеристы арабов, в отличие от персов, луками фактически не пользовались, предпочитая им мечи и копья.

Несмотря на относительно небольшой удельный вес конницы в рядах арабов, их войско отличалось маневренностью и способностью к долгим изнуряющим маршам. Весь секрет был в использовании верблюдов: на марше и пехотинцы и всадники передвигались верхом на кораблях пустыни, что позволяло совершать переходы с удивительной скоростью, чем активно пользовался Халид ибн аль-Валид.

Наконец, новая религия арабов была тем связующим элементом, который приводил в движение весь механизм их экспансии. Наполеон справедливо говорил, что «на войне моральный фактор относится к физическому как три к одному». Неистовый фанатизм и высокий моральный дух попросту «ломали» врагов ислама, которые такого запала не имели.

Халид прекрасно знал все особенности своего войска, а вот для персов встреча с «обновленными» арабами, которых они традиционно презирали, грозила стать неприятным сюрпризом.

Поход в Ирак

Едва было закончено покорение Аравии (март 633 года), как халиф Абу Бакр приказывает Халиду начать сбор войска для похода в Ирак. Целью экспедиции был объявлен город Хира — второй по значению в Междуречье после Ктесифона (столицы Сасанидов). Все неверные на пути Меча Аллаха должны были покориться или погибнуть.

Всего, по сообщениям арабских авторов, Халид собрал около 10 тысяч воинов, еще 8 тысяч присоединились к нему от правителей приграничных племен. С этими силами полководцу предстояло бросить вызов персам.

схема
Поход Халида в Ирак

Первое сражение с Сасанидами произошло прямо на границе Нижнего Ефрата и Аравии. Наместник Убаллы — главного персидского порта, расположенного на берегу Персидского залива, решил не допустить Халида в пределы вверенной ему области и разбить его в приграничье.

Но не таков был Сайфуллах. Узнав о выступлении вражеской армии, он прибег к хитрости. Дело в том, что в Ирак из Аравии в то время было две дороги. Хормуз — персидский военачальник перекрыл кратчайшую дорогу, проходившую по берегу Персидского залива, но неожиданно для себя узнал, что неприятель движется по другой дороге. Персы тут же бросились туда, стараясь прикрыть страну от вторжения. Прибыв на место, наместник с изумлением узнает, что Халид изменил маршрут и уже марширует по короткой дороге.

Такие переходы давались арабам легче чем персам, которые из-за своего тяжелого вооружения и большого обоза сильнее страдали от маршевых потерь, Халид сумел измотать неприятеля подобными уловками и безо всяких проблем разбил персов в, так называемой, «битве цепей» (персы якобы скрепляли свой строй специальными цепями для придания пехоте большей устойчивости) у местечка Казима.

Первая победа над персами (на самом деле войско Хормуза состояло из персов и арабов-христиан, живших в Ираке) много значила для арабов, которые традиционно робели перед грозными Сасанидами. Халид решил закрепить успех и начал быстро продвигаться вглубь страны.

В Ктесифоне известие о поражении Хормуза не прошло незамеченным, однако, и не произвело особенного эффекта. Была собрана новая армия, в которую влились остатки войск, бежавших после Битвы Цепей. Новый командующий Карин на этот раз избрал другую тактику: он прижался тылом к Тигру, готовясь встретить арабов во всеоружии. Халид не заставил себя ждать и уже в середине апреля 633 года армии встретились у берегов Тигра. Эта битва получила название «Битва на Реке».

В самом начале боя все три полководца персов пали (будто бы в поединках), так что сасанидские войска, лишенные координации и командования, были рассеяны мощным натиском мусульманских отрядов. Тем не менее, многим персам удалось уйти, так как Карин предусмотрительно заготовил множество лодок на берегу Тигра. Арабы снова разбили персов, но им опять удалось уйти от полного разгрома. Халид решил во что бы то ни стало уничтожить персидскую армию и вскоре ему представилась такая возможность.

Аль-Валуджа

Поражение второй армии на берегах Тигра посеяло панику при дворе шахиншаха — на этот раз о случайности говорить не приходилось. Персы решили напрячь все силы, чтобы разбить страшного врага. Из столицы была послана еще одна армия, пока четвертая заканчивала свое формирование из прибывших с границ контингентов. Медлить было нельзя — мусульмане вовсю приближались к Хире, падение которой грозило расколоть империю. Командующему армией Ардазгарду приказали сосредоточить армию у Валуджи, всего в 50 км от Хиры, недалеко от места слияния Ефрата и его притока Хасифа. В состав персидской армии влились остатки войска, разгромленного на берегах Тигра. Также на соединение с Ардазгардом уже выдвигалась вторая армия.

Поединок Халида с персидским богатырем
Поединок Халида с персидским богатырем

Халид аль-Валид рисковал попасть в крайне затруднительное положение — в случае, если неприятельским армиям удалось бы соединиться, арабам бы не поздоровилось. Полководец поспешил со всей возможной скоростью навстречу Ардазгарду, упредив вторую армию. Теперь предстояло решить задачу, как разделаться с персами, чтобы им не удалось ускользнуть.

Битва

Майским утром 633 года два войска выстроились друг против друга. Мусульманская армия сильно уступала по численности сасанидской — у арабов было едва ли 10 тысяч воинов, при этом это были одни пехотинцы. Персидский командующий уже предвкушал легкую победу.

Поле боя представляло собой обширную равнину, ограниченную по флангам холмами. Численный перевес персов грозил обернуться для арабов катастрофой — в ходе затяжного боя их строй неминуемо был бы прорван. Этого, казалось, не замечал Халид: он спокойно построил войско и первым дал приказ к атаке. Этого-то и добивался персидский командующий, он не мог поверить своему счастью: неразумные арабы сами шли на верную смерть, предоставляя ему шанс с ними разделаться. Нельзя было терять ни минуты, Ардазгард также двинул свои силы вперед.

Обе армии сшиблись в ближнем бою, атакуя со всей энергией и напором. Первое время битва шла на равных, но со временем запал мусульман стал иссякать, воины начали утомляться. В этот момент персидский полководец отдал приказ к общей атаке всеми силами — арабы стали медленно отходить назад, держась только благодаря дисциплине и влиянию своего лидера, в богоизбранность которого они верили безотчетно. Когда казалось, что продолжать бой больше нет сил, Халид подал знак, и во фланг персам ударила мусульманская кавалерия: полководец специально придержал ее в засаде до последнего момента. 5 000 всадников врубились в ряды персов, охватывая их с флангов и тыла. Сражение, которое уже казалось выигранным, мгновенно превратилось в настоящую резню. Мусульманский полководец сумел выполнить классический маневр на окружение, повторив в некоторой мере (разумеется, сам того не зная) знаменитую битву при Каннах, где Ганнибал подобным образом похоронил две консульские армии римлян. Эффект от победы при Валудже был не меньше чем от ганнибаловой. Сасанидское войско было перебито, вторая армия спешно отступила, так что в распоряжении мусульман теперь был весь Южный Ирак. Попытки организовать сопротивление ни к чему не привели — остатки войск были разбиты при Уллайсе, а через несколько дней пала Хира. Так всего за три месяца Халидом была завоевана богатейшая провинция Ближнего Востока с многочисленным населением и плодородными долинами. Поистине уникальный случай в истории!

Только начало

Завоевание Южного Ирака было беспрецедентным подвигом, которым арабы были полностью обязаны Халиду ибн аль-Валиду. Казалось, что такая яркая и насыщенная карьера вот-вот подойдет к концу — арабы Ирака были покорены, в Хаджазе тоже наступил покой (и тоже заслугами Халида), теперь можно отправиться на заслуженный покой — Халиду было уже почти 50 лет! Но на этом свершения великого полководца не заканчиваются — «Меч Аллаха» был только поднят. Через год его направят в Сирию для войны с другими неверными — византийцами, где Халид снова продемонстрирует весь свой полководческий талант и недюжинный ум. Но это уже другая история.

источник

высказаться

Please enter your comment!
Please enter your name here