Стороны процесса о пытках в ингушском центре «Э» раскритиковали приговор

Суд назначил подсудимым по делу о пытках в ингушском ЦПЭ значительно меньшие сроки, чем требовал прокурор.

Потерпевшие разочарованы излишне мягким наказанием для подсудимых, защита подсудимых заявила о намерении обжаловать приговор.

Как писал «Кавказский узел», суд в Нальчике сегодня вынес приговор по делу семи сотрудников ингушского центра «Э». Начальник ЦПЭ Тимур Хамхоев приговорен к семи годам колонии, начальник отдела центра «Э» Андрей Безносюк — к шести годам, заместитель Хамхоева Сергей Хандогин осужден на три года условно. Самое суровое наказание, десять лет строгого режима, получил оперативник Алихан Беков — единственный, кому предъявлено обвинение в убийстве задержанного Магомеда Далиева. Еще три силовика получили от трех до пяти с половиной лет общего режима.

На оглашении приговора присутствовали несколько десятков родственников подсудимых и журналисты федеральных и местных СМИ. Оглашение приговора заняло более трех часов, сообщил корреспондент «Кавказского узла».

Суд исключил из числа доказательств по делу часть свидетельских показаний, которые счел недостоверными. Доверия у суда не вызвали, в частности, показания братьев Аушевых из селения Сурхахи об избиении потерпевшего Магомеда Аушева толпой людей у больницы.

Также суд с недоверием отнесся к показаниям оперативника центра «Э» Андрея Овады и его коллег о том, что на голове Марем Далиевой не было пакета, когда ее везли в ЦПЭ. Суд счел, что вина подсудимых подтверждена показаниями свидетелей, заключениями судебно-медицинских экспертиз и другими доказательствами по делу.

Реальные сроки застали двоих подсудимых врасплох

Между родственниками потерпевших и подсудимых на выходе из зала суда возникла перепалка. Приговором суда оказались недовольны обе стороны — и близкие потерпевших, и близкие подсудимых.

Осужденные восприняли приговор достаточно спокойно, хотя Магомеда Бекова, Ису Аспиева и их родственников приговор в виде реального срока застал врасплох — Беков и Аспиев находились до начала процесса под подпиской о невыезде, затем — под домашним арестом, сообщил корреспондент «Кавказского узла».

Адвокаты подсудимых отказались развернуто комментировать приговор, отметив, что недовольны им и будут его обжаловать

Родственники осужденных были явно враждебно настроены по отношению к потерпевшим, считая их виноватыми, отметил сотрудник «Комитета против пыток» Константин Гусев.

«Антураж обычен: толпа автоматчиков, огромный зал с клетками, где изымают телефоны, и толпа родственников обвиняемых, у которых во всем виноваты «эти нехорошие жертвы», — написал Гусев на своей странице в Facebook.
Потерпевших приговор также не устроил — они нашли его чрезмерно мягким. Потерпевшая Пятимат Юсупова, сестра убитого в ЦПЭ Магомеда Далиева, отметила, что на скамье подсудимых оказались не все виновные. «Самое главное, что меня во всем этом не устраивает, – это то, что не все, причастные к убийству моего брата, привлечены к ответственности», — заявила Юсупова корреспонденту «Кавказского узла».

Адвокат Андрей Сабинин, представляющий потерпевших, недоволен тем, в каком виде дело дошло до суда. «Многие из тех, на кого указывали как на лиц, которые били и пытали, вообще не стали обвиняемыми», — приводило его слова 17 июля в материале «Оттуда — либо избитый, либо мертвый»: сотрудников центра «Э» судят за пытки» агентство «Русская служба BBC».

За убийство Далиева осужден только один силовик

Согласно приговору, Тимур Хамхоев признан виновным в нескольких эпизодах превышения должностных полномочий с применением насилия и одном эпизоде вымогательства, Алихан Беков — в убийстве и двух эпизодах превышения должностных полномочий с применении насилия. Оперативника ФСБ Мустафу Цороева суд признал виновным в одном эпизоде вымогательства и превышении должностных полномочий с применением насилия, Безносюка и Магомеда Бекова — только в превышении полномочий. Оперативника ЦПЭ Ису Аспиева суд посчитал виновным в превышении полномочий с применением насилия к задержанным. Аспиев и Магомед Беков, находившиеся под домашним арестом во время процесса, были взяты под стражу в зале суда.

Шестеро осужденных лишены воинских званий, государственных наград и права занимать руководящие должности в госструктурах после отбытия наказания. Единственный, кто остался на свободе, Сергей Хандогин, он признан виновным только в одном эпизоде превышения полномочий — суд приговорил его к трем годам условно с испытательным сроком в полтора года, не лишив Хандогина ни звания полковника, ни наград.

Гособвинение отказалось в ходе процесса от некоторых обвинений, которые не нашли подтверждения во время судебного разбирательства — так, с бывшего сотрудника ФСБ Мустафы Цороева было снято обвинение в незаконном проведении оперативных мероприятий в отношении гражданина Азербайджана Амила Назарова. Обвинение в вымогательстве денег у Назарова, предъявленное Хамхоеву и Цороеву, было квалифицировано по более мягкой статье — суд учел, что обвиняемые «самостоятельно снизили размер» требуемой суммы с 1 млн рублей до 800 тысяч.

Отдельные эпизоды, которые суд посчитал «недоказанными обстоятельствами», были исключены из обвинения Алихана Бекова и Исы Аспиева. Также суд признал смягчающим обстоятельством участие подсудимых в спецоперациях и боевых действиях.

Примечание:
«Оперативник ингушского центра «Э» открестился от участия в задержании Альберта Хамхоева», «Свидетели подтвердили версию Альберта Хамхоева о подброшенном ему оружии», «День поддержки жертв пыток напомнил о резонансных делах на Северном Кавказе».

Автор: Людмила Маратова; источник: корреспондент «Кавказского узла»

высказаться

Please enter your comment!
Please enter your name here

семнадцать − 11 =