Объединение Северного Кавказа

kavkaz.jpg
фото: ТАСС

Новая волна прогнозов о готовящемся укрупнении российских регионов накрыла страну. И если регионы Большой России с той или иной степенью готовности идут на объединение, то для Северного Кавказа данная реформа принесет лишь проблемы.

Напомним, что процесс укрупнения российских регионов через объединение соседних и близких в экономическом плане субъектов Федерации начался в 2003 году при активной поддержке самого Кремля. Объединение в первую очередь затронуло «сложносоставные» субъекты России — края и области со входящими в их состав автономными округами.

В результате объединения (по сути — включения автономных округов в состав краёв и областей) 2003 — 2008 годах число субъектов федерации сократилось с 89 до 83; прекратили самостоятельное существование 6 из 10 автономных округов. После этого первого этапа процесс объединения регионов был приостановлен.

Поскольку во многих других регионах нашлись противники этой реформы. Но не стоит забывать, что ряд высокопоставленных политиков федерального уровня продолжает настойчиво добиваться продолжения эксперимента. Главным лоббистом этой идеи выступает спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко и ряд сенаторов.

По этой причине обсуждение на федеральном уровне разных сценариев объединения российских регионов продолжается все эти годы. Так, обсуждалась реформа и на последнем в 2017 году заседании Госсовета России. Кроме того, ее обсуждали и обсуждают законодательные власти.

Например, в одном из вариантов проекта «Стратегии пространственного развития Российской Федерации», разрабатываемого Советом Федерации России, речь идет именно о необходимости укрупнить субъекты страны. Кроме того, подобные сценарии рассматривает и министерство экономического развития России.

Владимир Путин ранее отмечал, что укрупнение регионов необходимо для улучшения инвестиционного климата в стране. И с экономической точки зрения этот процесс действительно нередко оказывается целесообразным, однако есть ряд немаловажных спорных моментов, оттого навязывать укрупнение регионам Москва не будет, — сказал президент.

Тем не менее, еще в конце 2017 года стало известно, что минэкономразвития России подготовило проект стратегии пространственного развития страны до 2030 года. В нем в том числе говорится об укрупнении регионов. На фоне проектов приоритетного развития геостратегически важных регионов России: Дальнего Востока, Северного Кавказа, Калининградской области, Республики Крым и города Севастополь.

Что касается первых кандидатов на укрупнение, то среди них фигурируют регионы Сибири, Дальнего Востока и Центральной России. Так, первыми под объединение могут попасть Амурская область и Еврейский автономный округ. Лоббирует идею с 2015 года Василий Орлов – он стал врио губернатора Амурской области с мая 2018 года.

В Центральной России может появиться достаточно крупный регион в результате объединения Смоленской, Брянской, Калужской и Орловской областей. Лоббирует идею сенатор от Брянской области, экс-министр труда Сергей Калашников. Может появиться объединенный регион Поволжья из Чувашии, Мордовии и Марий Эл. Лоббирует идею спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко.

Муссируется также много идей относительно укрупнения уральских регионов. Но вероятность этого мала. Если процесс слияния регионов все же запустится, то стоит ожидать появления единого алтайского субъекта, составными частями которого будет Республика Алтай и Алтайский край. Лоббируют идею власти Алтайского края с 1996 года. Идею поддерживает президент Путин.

На этом фоне перспективными выглядят проекты столичных объединений. Санкт-Петербург может потерять статус самостоятельного субъекта и стать административным центром Ленинградской области. Лоббируют идею спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко.

То же самое касается и Москвы. Вряд ли можно рассчитывать на что-то подобное в самой ближайшей перспективе, но процесс съедания Москвой Подмосковья начался не вчера. Столица ширится именно за счет области. Лоббируют идею мэр Москвы Сергей Собянин, министр обороны Сергей Шойгу.

Что касается республик Северного Кавказа, то в предыдущие годы обсуждались варианты объединения Республики Адыгея с Краснодарским краем, Карачаево-Черкесии со Ставропольским краем, а также Республики Адыгеи, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии в один крупный регион.

Еще один активно обсуждаемый сценарий – это обратное объединение Чеченской Республики в Чечено-Ингушскую Республику, как они и существовали в последние десятилетия советской власти. Дагестан пока в планах по объединению регионов пока не звучал, поскольку это и без того самая крупная и сложная республика Кавказа.

Эти планы можно было бы посчитать нереализуемыми, если бы из Москвы в правительства республик Северного Кавказа в последний год не начали приходить черновые варианты стратегий развития регионов, в которых обосновывается экономическая целесообразность объединения близких республик.

Вероятность возможного в будущем объединения нескольких республик Кавказа увеличивает заинтересованность в этом сценарии самого Кремля, а также ряда влиятельных политиков федерального уровня. Кроме того, обсуждается возможность полного отказа от республиканской формы правления в России.

И превращения всех регионов страны в губернии. Поскольку многие влиятельные политики и эксперты, к примеру, уровня академика Валерия Тишкова, считают, что одной из причин развала СССР явился тот факт, что Советский Союз состоял из республик с ярко выраженной национальной идентичностью.

Оттого, в постсоветской России идея ликвидации республик с превращением их в уравненные в статусах и лишенные национальной привязки губернии многим представляется крайне необходимой. Однако опрошенные нами эксперты из республик Кавказа относятся к подобным экспериментам крайне негативно.

Азамат Минцаев, заместитель председателя Всероссийского межнационального союза молодёжи

Я не считаю эту идею хорошей. В этом нет необходимости. Кавказ весьма самобытный и разношерстный. Он является домом для большинства мусульман России, но все равно мы все немного отличаемся друг от друга. Не считаю целесообразным пытаться объединить разные республики, в которых сложилась своя политическая и общественные структуры, свое понимание жизни.

В каких-то регионах есть проблемы, которых нет в других. Объединив их, может получиться хаос. Да и элиты, интеллигенция, бизнес не захотят этого. Кто-то останется не у дел, это будет причиной распрей, войн, которые будут нести деструктивный характер. В регионах нужны хорошие специалисты, руководители и рабочие места, чтобы молодежь в поисках лучшей жизни не уезжала за пределы своей республики.

Хаджимурад Сагитов, главный редактор газеты «Новое дело»

Серьезных предложений по этому поводу от действующих членов правительства не слышал. А если и будут, то я, конечно, буду против. В связи с этим возникнет масса ненужных вопросов, к примеру, где будет столица, каким образом осуществлять нацквотирование на ключевые государственные посты и другое.

Давид Газаев, политтехнолог

Я категорически против укрепления регионов на Северном Кавказе. Может это приемлемо где-то в Сибири или на Дальнем Востоке. Каждый из народов имеет свои особенности: религиозные, культурные, языковые… Стремясь объединить регионы, власть закладывает бомбы замедленного действия, которые рано или поздно рванут.

И мы получим ряд точек напряжения, решить которые будет не просто и все это сможет повлечь серьёзные и плачевные последствия. Развитие в рамках национальных республик — гарант сохранения культурных и традиционных особенностей. Никаких новых возможностей в этом я не вижу. Более того, укрепление регионов повлечёт за собой утрату идентичности малочисленных народов.

Один закон об отмене обязательного изучения родных языков чего стоит. Этот закон тоже крайне негативно повлияет в будущем на развитие нашей республики. Осетины точно ничего хорошего не получат в будущем от такого шага. Поэтому повторюсь, я против укрепления регионов.

Хаджимурад Хакуашев, председатель Совета общественной организации «Республика-общее дело»

У укрупнения регионов одна основная цель – окончательно нивелировать федеративное устройство России. Подъем строительства национальных республик на Кавказе был раздавлен созданием федеральных округов, запретом выборов, фактическим назначением руководства национальных республик Федерации из центра.

Впереди перевод родных языков в школах в разряд необязательных. Не удивлюсь, если всё-таки будут объединены соседние республики, но напряженность в регионах, от такого решения, на мой взгляд, только возрастёт. К моему сожалению, почему-то в национальном многообразии строители новой России видят угрозу, а не тысячи возможностей.

Журналист, попросивший не указывать его имени

Любое укрупнение многонациональных кавказских регионов приведёт к эскалации уже имеющихся межнациональных конфликтов и добавит новые: земельные, кадровые, этноисторические и многие другие. В новом кавказском регионе начнется перетягивание одеяла власти, новый делёж портфелей. Клановость и кадровый национализм приобретёт новые масштабы и окрас.

В условиях отсутствия даже той автономности, которая есть сейчас, говорить о сохранении малочисленных народов, их языка и культуры — будет практически невозможно. Вместо пестрой и колоритной картины культур Кавказа, спустя поколение мы можем увидеть нечто непонятное и бесформенное, среднекавказское.

Процессы растворения одних народов в других пойдут семимильными шагами. Это не лучший сценарий будущего не только для моего карачаево-балкарского народа, но и для всех других народов Кавказа. Поэтому отношусь к идее укрупнения кавказских регионов крайне отрицательно.

Аскер Сохт, черкесский общественный деятель

В России обсуждается пенсионная реформа, а не виртуальные проблемы объединения регионов, не имеющие никакого смысла.

Общественный деятель, попросивший не указывать его имени

Для Ингушетии сценарий объединения с соседней Чечней означает конец еще неокрепшего ингушского суверенитета и формирования государственнического ингушского политического сознания. Мы знаем, что в объединении Чечни и Ингушетии заинтересованы влиятельные лица.

Вся Ингушетия как один встанет против этого шага. Поскольку еще первый президент Ингушетии Руслан Аушев говорил: Да, мы с чеченцами братья. Но на Кавказе принято, чтобы братья, повзрослев, обзаводились своими отдельными домами. И жили рядом, сохраняя братские отношения. Но, будучи хозяевами каждый в своем доме.

высказаться

Please enter your comment!
Please enter your name here

8 − шесть =